О роли социокультурных факторов в развитии экономики

Нeскoлькo днeй нaзaд нa «Xвилe» былa пoднятa тeмa трудoвoй этики. С учeтoм того, что этот вопрос не находит достаточного отражения в экспертном дискурсе, хочу в данной статье дополнить написанное автором статьи «Принуждение к труду».

Давайте сравним, как формировался национальный характер западных и северных европейцев и национальный характер восточных славян. У европейцев — на базе морских военных и торговых экспедиций, уважения к научным достижениям, поиска, нахождения и внедрения инновационных решений, предпринимательской инициативы, напряженного труда на промпредприятиях, приоритета личного над общественным, даже некоторого приоритета качества материального над духовным. При этом на них влияли протестантские и католические проповедники — если почитать работу одного из наиболее авторитетных социологов Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», то можно понять важность этого вопроса. У восточных славян (тех, которые жили в Российской империи) национальный характер формировался на основе покорности, запуганности, подавления инициативы, крепостничества, глубокой личной несвободы, патернализма, приоритета государства над личностью. Добавим к этому особенности местного религиозного влияния.

Очевидно, что отличия в факторах формирования национального характера не могли не сказаться на отношении к труду. Например, исследователь истории экономики Джоэль Мокир утверждает, что прошлое национальной экономики определяет ее развитие в будущем. Крайне сложно прервать ранее избранную траекторию развития — как политические и экономические институты, так и национальная трудовая этика создавались в течении столетий. Попытки привить западную трудовую культуру и этику у восточных славян предпринималась дважды — Петром I и Сталиным. Вот, к примеру, Нобелевский лауреат Эдмунд Фелпс пишет, что Сталин был реалистом — долго ждать того, пока естественным образом наступит индустриализация, он не мог. Ожидаемое приближение второй мировой войны не давало ему много времени. Поэтому насильственно провел «сверху» модернизацию. Фелпс пишет, что проведена она была не лучшим образом — однако, главное, что все же была проведена, а при тогдашнем отставании в технологиях и невысоком качестве «человеческого материала», который был в СССР, только так и можно было ее провести, в том числе имея в виду дико жесточайшие наказания за нарушения трудовой дисциплины. Потому что восточные славяне — не американцы, не англичане и не западные европейцы. Неевропейцы (имею в виду северных и западных европейцев) и неамериканцы не понимают, как можно креативно работать ради прибыли и по зову души. А не потому что так приказал сегун, партийный деятель или заводской начальник. И не потому, что если не работаешь, то может последовать наказание. Но, безусловно, с гуманистической точки зрения то, что делал Сталин, было ужасно…

Среди классификаций типов экономического развития есть такая, которая делит его на догоняющее и опережающее. Тщательное изучение предпочтений украинских апологетов промышленной политики четко указывает на то, что в стране идет дискурс вокруг догоняющего развития и на него делается ставка (разве можно сделать иной вывод из запрета экспорта кругляка с целью возрождения мебельной промышленности и установления пошлин на экспорт металлолома для снижения себестоимости производства на глубоко устаревшим меткомбинатах?). Я не согласен с таким подходом, но от моего несогласия он не перестанет быть доминирующим. Поэтому будем из него и исходить. Так вот, с моей точки зрения, в странах неэндогенного капитализма, а Украина относится именно к ним, ускоренное догоняющее технологическое развитие возможно только за счет полупринудительной политики властей, строгость которой определяется особенностями: 1) личности авторитарного правителя-технократа; 2) психологии и социокультурных аспектов населения, в том числе и трудовой этики. Это не обязательно приведет к успеху, но вне принуждения к труду догоняющее развитие у восточных славян, с моей точки зрения, крайне маловероятно. Но и принуждение к труду уже на нашей территории невозможно – в силу понятных причин. Да и весьма нелегко найти и привести к власти просвещенного авторитарного правителя, который удержится от соблазна скатиться в диктатуру. Но даже если предположить, что удастся сгенерировать просвещенного технократического правителя с умеренно авторитарными качествами, то ему придется преодолевать жестокое сопротивление не столько олигархов, сколько большой части населения, которое будет отнюдь не в восторге от того, что его будут заставлять много и тяжело трудиться.

Кстати, прогресс научных и технических знаний в странах культурного Запада не был бы трансформирован в устойчивый и качественный экономический рост, если бы в социумах этих государств не царило общественное согласие, благоприятствовавшее применению нового. А как с этим обстоит у восточных славян? Попытка строить своеобразный модерн дала определенный успех, но выдохлась: в 1954 году британский историк Баррингтон Мур пророчески написал насчет СССР – «Если политический источник промышленной экспансии исчезнет или уменьшится, нет ничего, что могло бы его заменить». Да и эта попытка в основном базировалась на клонировании западных технологий и обеспечивалась репрессиями. Так получилось, что восточным славянам в цивилизационном плане не нужны технологии. Некоторые нации и страны — сначала Япония, потом СССР времен Сталина, потом некоторые страны Юго-Восточной Азии — в технологическом подражании создали у себя клоны обществ Запада (в технико-технологическом плане). Но сделать это можно было только «сверху», потому что в обозримые исторические сроки изменить менталитет и социокультурные особенности своих народов лидеры этих стран объективно не могли – подобные эволюционные преобразования длятся веками…

Вот и получается, что теперь в Украине люди (в большинстве) живут бедно, но никто их не мучает принуждением к труду, и они тихо без особых страданий проживают свою жизнь, смотря сериалы, футбол и политические фрик-шоу. Вместо того, чтобы их заставляли работать в промышленности, нещадно эксплуатировали. Наверное, пусть лучше будет так, как сейчас. Если бы мне пришлось выбирать режим, я предпочел бы быть свободным человеком в деградирующей экономике, которая «падает стремительным домкратом» (что сейчас и происходит), чем жить при таком правителе, как Сталин. Но развитие экономики в «наших краях», с моей точки зрения, возможно лишь при технократической тирании (в правильно понимании термина «технократ», а не в том, который нам навязывают).

Кстати, элиты Запада понимает, что восточных славян не изменить. Поэтому и ставят над ними (то есть – нами) эксперименты в духе канонической версии Вашингтонского консенсуса. В конце концов, не над своими же народами западным элитам ставить эксперименты…

Вам понравился текст? Вы можете отблагодарить автора материально, перекинув любую сумму на карточку Привата № 5218 5722 1244 1195.   Бутко Вячеслав Александрович.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в   Telegram, страницу «Хвилі» в   Facebook.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.